Происхождение шиитов, эпоха становления и роста численности - Форум « SHalbuz-Dag - Территория, исполнения заветных желаний!!!
Гость !!! | RSS
Сегодня на сайте
Новые сообщения Участники Правила форума Поиск RSS
Страница 1 из 11
Модератор форума: Khufu 
Форум » Общение » История религии » Происхождение шиитов, эпоха становления и роста численности
Происхождение шиитов, эпоха становления и роста численности
« Rasmus » Дата: Вторник, 28 Декабрь 2010, 03:43:23 | Сообщение # 1
Прозревшие
Rasmus
«Проверенные»
Сообщений: 304
Замечания: ±
Статус Настроения: [редактировать]
Отсутствует

Смайл настроения
Первое исследование показало, что еще при жизни Пророка существовала группа, исповедовавшая преданность и последовательность Али. Затем, после смерти Пророка, это направление (ташаййу’) стало выделяться более резко в разногласиях по вопросам о халифате. Ансары говорили мухаджирам, что как от тех, так и от других должно быть по одному правителю. Однако, мухаджиры спорили, что они более достойны власти как обладающие родством с Пророком. Когда этот спор дошел до Али, он сказал по этому поводу: «Если мухаджиры говорят правду, то она – еще в большей степени в нашу пользу (т.е., в пользу членов семьи Пророка, имамов – Т.Ч.), если же нет, то и позиция ансаров ничем не хуже». Начиная с того дня, все хашимиты и потомки Абдул Мутталиба стали выражать свою приверженность Али. К ним присоединился Зубайр бин Аль-Авам и большинство мухаджиров и ансаров. Они хотели, чтобы Али стал халифом, и резко возражали против того, что его обошли. Некоторые из таковых принадлежали к числу хашимитов, как, например, Халид бин Саад бин Аль-Ас из числа Омейядов, Салман Аль-Фарси, Абу Зарр Аль-Гафари, Аль-Микдад бин Аль-Асвад, Аммар бин Ясир и Барида Аль-Аслами. Некоторые из числа ансаров были Абу-ль-Хайсам бин Аль-Тайха, Сахль бин Ханиф, Усман бин Ханиф, Хузайма бин Сабит Зу-ш-Шахадатайн, Обай бин Кааб и Абу Аййуб Аль-Ансари.

Ибн Аби-ль-Хадид говорит в начале своего комментария к «Нахдж-уль-балага»: «Представление о преимуществе Али перед другими – весьма древнее, и многие и сахабов и табиин придерживались его. Среди сахабов – Аммар, Аль-Микдад, Абу Зарр, Салмман, Джабир бин Абдуллах, Убайй бин Кааб, Музайфа, Барида, Абу Аййуб, Сахль бин Ханиф, Усман бин Ханиф, Абу-ль-Хайсам бин Ат-Тайха, Хузайма бин Сабит, Абу-т-Туфейль Амир бин Василя, Аббас бин Абд-уль-Мутталиб и его сыновья, все хашимиты, все мутталибиты, хотя Зубайр исповедовал это вначале, но затем отказался от своего убеждения. Среди Омейядов также были люди, которые это говорили, как Халид бин Саад бин Аль-Ас и Умар бин Абдул-Азиз». После этого утверждения Ибн Аби-ль-Хадид упоминает о человеке в Нуфе, который поклялся, что если Али – не лучший из людей после Пророка, то он разведется со своей женой, чему воспротивился его тесть. Обоих привели к Умару бин Абдул-Азизу, который издал вердикт, что его жена следовала убеждениям Омейядов. Это – долгое повествование и за деталями можно обратиться к упомянутому выше комментарию. Тогда сказал Ибн Аби-ль-Хадид: «И те из числа табиин, что исповедовали, что Али – лучше остальных, были велики числом, среди них – такие как Увайс Аль-Карами, Зайд бин Субан, его брат Саасаа, Джандуб-аль-Кайр, Убайда Ас-Салмани и проч., и проч.» Среди омейядских правителей, за исключением Муавии, самым молодым, склонявшимся на сторону Алавитов, был Умар бин Абдул-Азиз, который запретил проклинать Али во время пятничных проповедей, возвратил Фадак детям Фатимы и, когда в его присутствии разбиралось дело вышеупомянутой женщины, с которой поклялись развестись, он выразил уже описанное выше мнение (т.е., подтвердил свою склонность отдавать предпочтение алавитам – Т.Ч.). Когда Шариф Ар-Рази проходил мимо его могилы в Даир Самаан, он произнес несколько поэтических строчек панегирика:

О, сын Абдул-Азиза, если когда-либо плакали наши глаза
По кому-нибудь из Омейядов, то они плакали по тебе,
Ты спас нас от проклятий, и если бы
Было возможным вознаградить тебя, они бы так поступили.
О, лучший из усопших потомков Марвана,
Да не обрушатся на тебя испытания Даир Самаана.

Мнение Ибн Аби-ль-Хадида о том, что Зубайр отказался от своей поддержки Али и отрекся от веры в его превосходство, является неверным. Он выступил против него (Али) только ради поддержания собственного политического веса или из желания отомстить за смерть Усмана, или, как обычно говорится, из-за ошибочности суждения.

«Ад-дараджат-ур-рафиа» говорят в этой связи: знайте, что большинство сахабов (сподвижников) сгруппировалось вокруг Повелителя Верующих (Али) и не искало других путей. Все сообщения сходятся на том, что большинство сподвижников было на его стороне во всех его войнах. Аль-Масуди говорит в «Мурудж-уз-захаб»: «Среди тех, кто был свидетелем битвы при Сиффине на стороне Али, были 76 присутствовавших в битве при Бадре. Среди них были также 17 мухаджиров и 70 ансаров. Все те, кто принес присягу во время Байат-уш-шаджара и присутствовал при этом, были числом 900, а общее число сахаба, свидетельствовавших его битвы на его стороне, было 2800». Согласно «Сират-уль-Халабийа», «Некоторые из них говорили, что свидетельствовали битву при Сиффине на стороне Али вместе с 800 людьми из числа Байат-ур-ридван, из которых 63 было убито, включая Аммара бин Ясира». Аналогично, согласно «Марудж-уз-захаб»: Али вышел из Верблюжьей битвы вместе с 700 всадниками, включая 400 из числа мухаджиров и ансаров – 70 принимавших участие в битве при Бадре и другие из числа сахабов... Из числа обитателей Медины группа ансаров присоединилась к Али, включая Хузайму бин Сабита, Зу-ш-шахадатайн. «Мурудж-уз-захаб» затем описывает вступление Али в Басру. Он говорит: «Абу Халифа Аль-Фадль бин Ан-Наавб Аль-Джамхи сообщает со слов Ибн Айши, Маана бин Исы, Аль-Мунзира бин Аль-Джаруда: когда Али вошел в Басру, я вышел, чтобы увидеть его. Туда прибыла тысяча всадников, возглавляемых рыцарем, восседавшим на сером коне, в белом одеянии и с обручем на голове, вооруженным мечом с монограммой, а что касается тюрбанов, то большинство из них имели белые либо желтые чалмы, и были полностью вооружены. Я спросил об их лидере, и мне сказали, что это – Абу Аййуб Ансари, за которым следует группа ансаров и остальных. За ними последовал другой всадник, с желтым обручем на голове и в белых одеждах, вооруженный мечом и накинутым через плечо луком, со знаменем в руках. Его лошадь была белой и за ним следовали около тысячи всадников. Когда я спросил о нем, мне сказали, что это был Хузайма бин Сабит Аль-Ансари, Зу-ш-шахадатайн. Затем мимо проследовал еще один рыцарь на бурой лошади, в желтом тюрбане, под которым была белая шапочка и белый капюшон, вооруженный мечом и луком, в окружении примерно тысячи всадников и со знаменем в руке. Я спросил о нем, и мне сказали, что это был Абу Китада бин Рабаи. За ним проследовал еще один рыцарь на сером коне, в белых одеждах и черном тюрбане, излучающий достоинство и благодушие, его голос, когда он цитировал Коран, звучал громко, и был он вооружен мечом и луком, привязанными по бокам. В руке он держал белый флаг и следовала за ним тысяча человек в тюрбанах различного цвета – старые, средних лет и молодые – со следами от земных поклонов (суджудов) на лбу. Я спросил, кто это был, и мне сказали, что это – Аммар бин Ясир в сопровождении мухаджиров и ансаров и их сыновей. Затем проследовал другой рыцарь, на белом коне, облаченный в белую одежду, белую шапку и желтый тюрбан, вооруженный мечом, и ступни его ног достигали земли, в сопровождении тысячи человек, большей частью носящих желтые и белые тюрбаны. С ними было белое знамя. Я спросил, кто это был, и мне сказали, что это – Кайс бин Саад бин Ас, в сопровождении ансаров, своих соплеменников и членов племени Кахтан. Затем выступил еще один всадник, восседавший на коне с белым лбом, лучшем, чем все виденные мной до этого, облаченный в белые одежды и черный тюрбан, и со знаменем в руке. Я спросил о нем и мне сообщили, что это – Абдулла Ибн Аль-Аббас, в сопровождении группы сахаба. Затем выступил еще один, напоминающих предыдущих. Когда я спросил о нем, мне сказали, что это – Касм бин Аль-Аббас или Саад бин Ас. За ними следовало множество всадников и знаменосцев, и были они настолько скученны, что их копья касались одно другого. Затем проследовала другая группа людей, вооруженных различными видами оружия и облаченных в кольчуги. Они несли различные флаги и знамена, и были поглощены своим шествием вперед. Их вел за собой хорошо сложенный и крепкий человек, взгляд его прикован к земле, в сопровождении двоих очень красивых молодых людей справа и слева от него. Я спросил о том, кто они такие, и мне сказали, что человек в середине – это Али бин Аби Талиб, а справа и слева от него – его сыновья, Хасан и Хусейн. С ними был Мухаммад бин Ханафийа, который держал крупный флаг. За ним шел Абдуллах Ибн Джафар ибн Аби Талиб, и с ним были сын Акиля и еще один молодой человек из племени Бану Хашим. Затем следовали старые ветераны битвы при Бадре, из числа мухаджиров и ансаров». Этой цитаты достаточно для нашей цели. Однако, следует упомянуть, что в этот период раннего Ислама цвета тюрбанов не имели специального значения.

Ас-Сайид Али Хан Аш-Ширази Аль-Мадани детально описывает шиитов среди сахаба в своей книге «Рафи-уд-дараджат фи табакати-ш-шиа», и этому он посвятил две главы. В первой главе он приводит имена сахаба, принадлежащих к племени Бану Хашим, а во второй главе он упоминает тех, кто принадлежал к числу сахаба, но не к числу Бану Хашим. В первой главе он упомянул имя Абу Талиба бин Абд-уль-Мутталиба. Он отстаивает его принадлежность к шиитам после установления факта его мусульманства, поскольку, согласно ему, при жизни Абу Талиба Пророк сказал его семье и другим родственникам, что Али будет его наследником и халифом, на встрече, на которой присутствовал и Абу Талиб. Абу Талиб принял его позицию, или, по крайней мере, не возражал против нее. К этому вопросу мы снова вернемся при обсуждении жизни Абу Талиба. Аш-Ширази также упоминает Талиба бин Аби Талиба и его братьев, Джафара и Акиля, Убайдуллу, Касма, Абдуррахмана и Маабада Кусайра, Тамама, Абу Йула, Аббаса бин Абд-уль-Мутталиба и его сыновей, Абдаллаха, Аль-Фадля, Абу Суфйана бин Аль-Хариса бин Абд-уль-Мутталиба, его братьев Науфаля бин Хариса, Абдуллу бин Зубайра бин Абд-уль-Мутталиба, Абдуллу бин Джафара бин Абу Талиба, и его братьев Ауна и Мухаммада, Рабиу бин Аль-Хариса бин Абд-уль-Мутталиба и его брата Ат-Туфайля бин Аль-Хариса, Аль-Хариса бин Найфаля бин Хариса бин Абд-уль-Мутталиба, Абдуллу бин Аби Суфйана бин Аль-Хариса бин Абд-уль-Мутталиба, Аль-Аббаса бин Рабиа бин Аль-Хариса бин Абд-уль-Мутталиба, Аль-Аббаса бин Утбу бин Аби Лахаба бин Абд-уль-Мутталиба, Абд-уль-Мутталиба бин Рабиа бин Аль-Хариса бин Абд-уль-Мутталиба и Джафара бин Аби Суфйана бин Аль-Хариса бин Абд-уль-Мутталиба.

Он упоминает следующие имена во второй главе: Умар бин Аби Салма (воспитанный Пророком), Салман Аль-Фарси, Аль-Микдад бин Аль-Асвад Аз-Захири, Абу Зарр Аль-Гафари, Аммар бин Ясир Хузайфа Ибн-аль-Йаман, Хузайма бин Сабит Зу-ш-Шахадатайн, Абу Аййуб Аль-Ансари, Абу-ль-Хайсам Малик бин Ат-Тафхан, Убай бин Кааб, Саад бин Убада, Кайс бин Саад бин Убада, Ади бин Хатим Ат-Таи, Убада Ибн-ас-Самит, Абу Рафе (освобожденный раб Пророка), Хашим бин Утба бин Аби Ваккас, Усман бин Ханиф и его брат Сахль бин Ханиф, Хаким бин Джабла Аль-Абади, Халид Ибн Саид бин Аль-Ас, Бин Умаййа бин Абд-уш-Шамс, Валид бин Джабир бин Хатим Ат-Таи, Абу Саид Аль-Худри, Аль-Бара бин Малик, Барида Аль-Аслами, Хабаб бин Аль-Арас, Кааб бин Амр Ас-Салами, Рафаа бин Рафи Аль-Ансари, Малик бин Рабиа Ас-Саади, Акба бин Амр Абу Масуд Аль-Бадри, Хинд бин Аби Малах Ат-Тамими (воспитанный Пророком), Джахда бин Убайра Аль-Махзуми, Абу Амра Аль-Ансари, Абу Мухаммад Масуд бин Арс, Абу Барза Аль-Аслами, Мардас бин Малик Аль-Аслами, Аль-Масур бин Шаддад Аль-Бахри, Абдуллах бин Бадиль бин Аль-Варка Аль-Хузаи, Хаджар бин Ади Аль-Кинди (убитый в Мардж-Азара в Сирии), Амр бин Аль-Хамак Аль-Хузаи, Усама бин Зайд бин Хариса, Абу Лайла Аль-Ансарти, Зайд бин Аркам и Бара бин Аазиб.

Таково краткое описание того, что автор «Ад-дараджат-ур-рафиа фи асмаи-ш-шиа» написал об именах шиитов среди Бани Хашим и остальных. Он, однако, не упомянул некоторые имена сахаба, которые были шиитами. Среди них был Аль-Ахнаф Сахр или Ад-Дахак бин Кайс, который был современником Пророка и принял Ислам, хотя самого Пророка никогда не видел. Сам Пророк молился за него. Другим был Кайс бин Харшаб, который пришел к Пророку, и принял присягу верности непосредственно из его рук. О нем есть занимательная история, которую мы упомянем в надлежащем месте. Другим был Карза бин Кааб Аль-Ансари, который оставался с Али во всех его сражениях.

Таково краткое описание шиитов среди сахаба. Были также и многие другие, кого мы не в состоянии перечислить в данной книге.

В течение раннего периода Ислама шииты продолжали расти числом, так что оно составило одну тысячу или больше. Когда Абу Зарр был назначен на должность в Сирии, многие сирийцы стали шиитами под его влиянием. Сообщается, что шииты из Джабаль-Амиль в Ливане стали приверженцами этого течения в то же самое время. Когда Муавия убрал его из Сирии в деревни, принадлежащие Бани Амиля, все жители там стали шиитами. Кроме главных мечетей, в двух деревнях Джабаль Амиль есть еще две мечети – Сарафанд и Майс (в настоящее время – на юге Ливана на пути в Тир) – которые предположительно были основаны Абу Зарром. В «Равдат-уль-Кафи» и «Фадаиль Шазан бин Джибриль Аль-Куми» есть подтвержденные утверждения Аммара бин Йасира и Зайда бин Аркана, которые показывают, что в период халифата Али в Сирии была деревня неподалеку от Джабаль-ус-Салдж, под названием Асаар, обитатели которой были шиитами. Некоторые ученые отмечали, что Асаар – это деревня, которая опустела и расположена между Мадждаль-уш-шамс и Джубаса Аз-Зайт, и неподалеку от нее есть источник, именуемый Нахр-уль-Асаар.

Когда в раннем Исламе возникли проблемы – Усман был убит и произошли битвы Джамаль (Верблюжья), Сиффин и Нахраван – большинство сахаба были на стороне Али, оставаясь ему верными, в то время как малая группа оставалась с Муавией. Некоторые же не примкнули ни к тем, ни к другим, как Саад бин Аби Ваккас и Абдуллах бин Умар. Вот почему Али сказал, что Саад и Абдуллах не помогали установлению истины, но и не спосбствовали распространению лжи.

Когда Али поселился в Ираке, подавляющее большинство жителей Куфы и Басры приняли шиизм. Когда его офицеры и приверженцы расселились в местах, находившихся под его управлением, многие из тамошних жителей стали шиитами. Большое число шиитов проживало в Мекке, Медине, Ат-Таифе, Йемене и Египте, помимо тех жителей Ирака и Басры. В действительности, большинство йеменцев было шиитами, и даже сегодня большинство из них принадлежит к зайдитской секте шиизма, при этом значительное число также придерживается шиизма-иснаашарийа. Аналогично, египтяне того времени по большей части были на стороне Али, в то время как меньшинство оставалось в лагере усманитов.

Когда Хусейн принял мученическую смерть, большинство мусульман с горечью восприняли это событие, даже некоторые Омейяды. Они осознали достоинство семьи Пророка и то, какой удар был нанесен им этой несправедливостью и жестокостью. Они также осознали свое пренебрежение тем, чтобы помочь им. Большинство из них, таким образом, отвернулись от Омейядов и примкнули к хашимитам в общем и к алавитам в частности. Шииты затем стали расти в численности. События Хары, Ат-Таввабин или Нахр-уль-Хазир и им подобные заставили людей отвернуться от Омейядов. И это – в дополнение к тем чувствам, которые они уже питали к действиям Басра бин Арты во время правления Муавии.

Число шиитов среди табиин и табиин-ут-табиин расло с каждым днем. В соответствии со сказанным Ибн Аби-ль-Хадидом, те, кто веровал в приоритетное право Али на халифат, были многочисленны среди табиин. В последней главе мы обсудим и дадим оценку замечаниям Аз-Захаби о том, что шиизм распространился среди табиин и их последователей в свете того факта, что если бы их проигнорировали, то все остатки пророчества исчезли бы с лица земли.

Таким образом число шиитов продолжало расти до позднего омейядского периода. Шииты хашимитов и алавитов открыто исповедовали свои убеждения. В течение Аббасидского правления, их число расло в Хиджазе, Йемене и Ираке, в особенности – в Куфе и в Басре, равно как в Египте, Хорасане, на всей территории Персии, в особенности – в Куме и в других областях, в то время как большинство было сосредоточено в Куфе и Хорасане.

Несмотря на тот факт, в продолжение омейядского и аббасидского периодов, семья Пророка и их друзья подвергались жестоким преследованиям и поэтому вынуждены были скрывать свои убеждения. Члены семьи Пророка также вынуждены были скрывать свои знания, кроме как от своих ближайших друзей, из боязни преследования. Несмотря на тот факт, что большинство народа склонялось к омейядам и аббасидам, которые помогали развиваться различным верованиям, распространяя число своих сторонников методов «разделяй и властвуй», несмотря на тот факт, что люди обычно следуют за своими правителями из желания получить деньги, власть и положение, столь дорогие им, в отличие от горькой правды, и на то, что крайне тяжело оставаться терпеливым и сдержанным в годину испытаний – последователи семьи Пророка и их друзья расли числом и распространялись повсюду, что никак не сочетается с теми условиями, которые доминировали в то время. Такое распространение шиизма особенно имело место в конце Омейядского периода и раннего времени установления династии Аббасидов. Доктрина Ахли-Бейт особенно распространилась среди людей в правление Ас-Саффы и Аль-Мансура, которые были современниками имама Джафара бин Мухаммада Ас-Садика. Вот почему это течение названо в егот честь джафаритским.

Шиизм сначала распространялся среди народа, и затем достиг высших слоев общества и царей. Среди Омейядских правителей Муавия Аль-Асгар (Маленький Муавия, сын Язида) склонялся к нему. Аналогично, как уже говорилось, Умар бин Абдул Азиз – справедливый правитель из числа марванитов – склонялся к шиизму и помогал ему. Из числа Аббасидов, Аль-Мамун открыто исповедовал свою любовь и преданность Али и верил в его преимущественное право на халифат. Он сделал имама Ар-Риду своим советником, и его милость к алавитам хорошо известна. Если правда то, что имам Ар-Рида был отравлен по его приказу, то он свел тем самым на нет все остальные поступки, как сказал по этому поводу Абу Фарас:

Они свели на нет свои деяния тем, что убили Ар-Риду после принесения присяги верности ему.

Их разум позволял им одно время различать вещи, но затем они стали духовно слепы. После Аль-Мамуна, Ан-Насир был шиитом из числа аббасидов. Аналогично его современник Аль-Малик Аль-Афдаль Али бин Салах-уд-Дин Йусуф Аль-Аййуби был шиитом. Многие из высших сановников аббасидских правителей и их секретарей были шиитами. Когда имам Али бин Муса Ар-Рида отправился в Хорасан во время правления Аль-Мамуна, большое число людей обратилось в шиизм в дополнение к тем шиитам, кто уже проживал там. В период упадка аббасидского правления, когда многие из их территорий были потеряны и различные амиры стали настолько независимыми правителями, что у них не осталось (от халифата) ничего, кроме хутбы (поминания халифа с кафедры мечети во время пятничной проповеди), в Ираке и Персии образовалось государство Буидов, также Хамданиты взяли под контроль Мосул, Халеб (Алеппо) и Дамаск, а в Северной Африке (Магрибе и Египте), Сирии и Хиджазе образовался Фатимидский халифат. Таким образом, многие из мусульманских территорий попали под правление шиитских князей. Шииты на этих землях росли числом и на многих из этих территорий их проживало большинство, как в Египте, Магрибе, на Сирийском побережье и в городах, в большинстве городов Ирака, некоторые из которых, такие как Тараблис (Триполи) и Халеб были полностью населены шиитами, за исключением очень незначительного меньшинства. В течение этого самого периода, шиизм проник в Испанию, и значительное число шиитов распространилось в Иране в дополнение к уже существовавшему шиитскому населению. В правление Сафавидского режима большинство иранцев стали шиитами. Шиитская доктрина пришла в Хорасан, Среднюю Азию и Афганистан еще до того, как сафавиды пришли к власти, но во время их правления она распространилась на другие районы, такие как Балх, Бухара, Самарканд, Джурджан, Герат, Кабул, Кандагар и т.д. Шиитская доктрина распространилась далее на районы Хинда и Синда (территории современных Индии и Пакистана) и в Тибет (!). В Индии возникли шиитские царства, такие как Адиль Шахи, Низам Шахи и Кутаб Шахи. Аналогично, шиитами были жители Бахрейна. Это место издавна служило убежищем шиитов. В раннем Исламе его правителем был Абан бин Саид бин Аль-Ас, который был шиитом и, таким образом, заложил основы тамошнего шиизма. Им также управлял Умар бин Абу Салма, который был воспитан Пророком и сам был шиитом, а также Маабад бин Аль-Аббас бин Абдул-Мутталиб Аль-Хашими. В последний период шиизм распространился в Анатолии (Южная Турция), Албании и т.д. Из прочтения книги «Хадир-уль-аламу-ль-ислами» следует, что в Хираре (территория недалеко от Сомалиленд, управлявшаяся Османскими правителями, а позднее – египтянами и итальянцами), согласно утверждению М.Фаула, там проживали 35 тысяч мусульман-шиитов. Но в соответствии с «Энциклопедией Ислама» шиитское население составляло там 50 тысяч.

Тот факт, как мы сказали, что шиизм распространился в Хорасане после прибытия имама Ар-Риды и распространение шиитской доктрины набрало темпы при сафавидском правлении, успешно сводит на нет все доводы предвзятых критиков шиизма, что иранцы приняли шиизм с целью подорвать Ислам изнутри из мести за поверженное царство. Это опровергается тем простым фактом, что персы, первыми из неарабских народов вошедшие в лоно Ислама, не были шиитами до тех пор, пока истина не открылась им. Другие, обратившиеся в Ислам в это время и ставшие шиитами, были подобны арабам и тюркам. Ничто не послужило тому причиной, кроме любви к Исламу и доктрине Ахли-Бейт. Сафавиды, помогавшие шиитской доктрине распространиться в Иране, были сейидами и потомками имама Мусы Аль-Казима. Они были подлинно арабского происхождения, и им затруднительно приписать приверженность иранским шахам. К кому это могло бы быть применимо, были те иранцы, что приняли Ислам в ранний период, и большинство из которых были суннитами. Более того, большинство величайших суннитских богословов – иранского происхождения. Так кто же после этого принимал шиизм с целью подрыва Ислама изнутри? Ранняя шиитская доктрина распространилась в Куме и близлежащих местностях благодаря Ашаритам, которые были настоящими арабами и переселились сюда во время правления Хаджаджа.

Шиизм продолжал распространяться и уходить, возрастая и уменьшаясь, возвышаясь и принижаясь, в зависимости от преследований и тирании различных правительств, пока на сегодняшний день их число не составило четверть населения всего мусульманского мира. На сегодня их можно обнаружить в Иране, Ираке, Кувейте, Бахрейне, Саудоской Аравии, Маскате в Омане (султанат Оман), Советском Союзе (ныне – Россия и страны СНГ – Т.Ч.), Сирии, Ливане, Афганистане, Индии, Китае, Индонезии, Малайзии, Шри Ланке, Бирме, Тибете, Сингапуре, Восточной Африке, Сомалиленде, Албании, Турции, Хиджазе (территория Саудовской Аравии – Т.Ч.), Йемене и других различных областях.

Перевод Т. Черниенко

 
Форум » Общение » История религии » Происхождение шиитов, эпоха становления и роста численности
Страница 1 из 11
Поиск:
мини-чат
Tagis Балаболка
Инфо сайта
Инфо форума

Все права защищены! shalbuzdag-666.ucoz.ru © 2009 – 2016 ()
уЧётчик сайта